IQ tester
Train your brain
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

IQ tester > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — понедельник, 19 ноября 2018 г.
Восхождение "Цербера" Багиpa в сообществе Вечность 15:31:22

За смертью­ далеко ходить не надо.

Обломки легендарного космического фрегата. Давид, сокрушивший Голиафа, теперь не больше, чем паззл из космического мусора на орбите очередной безымянной планеты.
Мозаика из одиннадцати тысяч четырехсот пятидесяти четырех фрагментов. Но всегда найдется лишний элемент. Капитаны не бегут с кораблей.
Абсолютный ноль, бескрайний вакуум и радиация — плохой коктейль даже для несокрушимого крогана. Скафандр поврежден, щиты упали, кислород кончился,
все процессы в организме приостанавливаются.­ Последняя надежда отдаляется со скоростью спасательных капсул.
На безымянные планеты падают разные космические тела, но Шепарды — никогда.
Подробнее…

— Просыпайтесь, капитан! Шепард, вы меня слышите? Вылезайте из кровати, на нас напали! — раздалось эхо вокруг Шепарда.
«Что за наглый тон, мать твою, я же сплю», — подумал про себя Шепард.

Следующие полчаса пациент провёл в сомнамбулическом поиске не то покоя, не то выхода из поработившей его дрёмы.

— Кто ты, черт возьми?
— Шепард, вы о чем? Моё имя Миранда Лоусон. Мы только что покинули станцию проекта «Лазарь», где в результате диверсии роботы ЛОКИ начали нападать на персонал.
— «Лазарь»? Что это еще за проект? — недоумевающе спросил Шепард.
— Нет, Шепард, единственной целью этой станции было ваше воскрешение. Как видите, мы справились.
— А может, я просто выспался?

Миранда удивленно смотрела на лицо Шепарда, которое не выражало никаких эмоций. Ее молчание сказало Шепарду о ней больше, чем мог бы сказать ее смех. Шепард прикинул у себя в голове: «Холодная, профессиональная, неприступная. Сорву ее маску позже».

— Шучу. Как говорится, чем больше спишь…кхм. Так куда мы летим?
— Вы должны встретиться с Призраком. Он объяснит всю ситуацию.
— Призрак? Он боится охотников за привидениями или общается через голограмму? О, не отвечай. Я уверен, что он тщеславный, пафосный мужик с комплексами.

«Надеюсь, мы не зря вас воскресили», — подумала про себя Миранда.

Шепард зашел в затемненную комнату в ожидании загадочного человека в кресле из слоновой кости, инкрустированном алмазами. Но возникла только проекция человека.

— Ха! Все-таки голограмма.
— Рад знакомству, капитан…
— К делу, чтоб тебя! Зачем я вам и почему именно вам?
— Понимаю, когда ты на грани жизни и смерти…

Рассказ Призрака казался Шепарду честным. Понятное дело, он что-то не договаривал. Но общий контекст был ясен. Шепард сгинул. И никто даже не стал искать единственного человека, который знает о прибытии Жнецов. Все так же играют в квазар на Цитадели и предаются забвению в «Загробной Жизни» на Омеге.

— Что конкретно мне нужно для вас сделать?
— Мы разместили на планете Терра Нова завод по производству экспериментальных беспилотных истребителей. Завод полностью автоматизирован. Исключение составляют 10 человек технического персонала. Два дня назад мы потеряли с ними связь. Вы должны выяснить, что произошло.

Помимо больших амбиций и воинствующего идеализма, Призрака отличало невероятное деловое чутье. В то время, как ушлые земные магнаты вкладывали кредиты в организацию туризма на Терре, Призрак запустил на планете три исследовательских дрона и одним из первых купил земли, богатые залежами платины. В дальнейшем влиятельность Призрака на Терре только росла, что обеспечило его влиятельными друзьями среди правительства. Тогда и был построен завод по строительству экспериментальных истребителей.

***

— Забавно. Мы с Террой уже знакомы. Пару лет назад я спас её от группы батарианских террористов. Уловила иронию: спас её от террористов, а теперь террорист — я.
— Шепард, понимаю ваш скепсис, но ни «Цербер», ни Призрак не являются террористами…
— Бла-бла-бла. Давай не будем. Я здесь, а значит, пока верю вам. Кажется, мы прилетели.
— Капитан, тут нечто странное. Всё выглядит рабочим, но все входы и выходы заблокированы. Похоже, завод неприступен, капитан.
— Есть какое-то средство связи, чтобы поговорить с персоналом?
— Капитан, с учетом полной изоляции завода, скорее всего персонал отделен от внешнего мира. Вопрос в том, по чьей воле это сделано. В любом случае, они не выйдут на связь, я думаю.
— Миранда, задай дрону целью поиск уязвимых мест.

Дрон совершает три круга вокруг завода по спирали и останавливается висеть в воздухе на третьем этаже.

— Шепард, дрон нашел лазейку. Это окно.
— Ты видишь то же, что и я?
— Персонал заперт внутри.
— Мы можем их вызволить?
— Это военный объект, капитан. Мы можем только силой попасть внутрь.
— Миранда, мне кажется, или тот человек пытается что-то показать дрону?
— Это азбука Морзе.
— Что он говорит?
— Он говорит: Мы. Внутри. Не. Можем. Выйти. ИИ. Сломался.
— ИИ? На заводе был ИИ?
— Капитан, видимо, нет больше смысла утаивать это. Те истребители, которые здесь собирают, должны быть объединены в сеть с помощью искусственного интеллекта. Отряд кораблей, использующих совершенство и непоколебимость искусственной жизни, чтобы быстро решать локальные космические конфликты. Первая партия должна была состоять из 18 истребителей, но я заметила, что в ангаре уже 25 кораблей. Я не знаю, как ИИ захватил контроль над системами.
— Значит, если мы попробуем вторгнуться на территорию завода, ИИ начнет нас атаковать. У нас попросту не хватит времени.
— Боюсь, что да. Шепард, не думаю, что нужно объяснять, сколько бед может причинить распоясавшийся ИИ. Ресурсы завода закончатся через неделю, и тогда ИИ отправит роботов на поиски. Те могут захватить системы соседних поселений. Но не пройдет и недели, как явятся контрабандисты. Они регулярно здесь появляются. Системы рассчитаны на противодействие их оружию, но под контролем ИИ они просто начнут убивать.

Шепард смотрит в окно перед дроном около минуты, затем металлическим голосом произносит:
— Взорвем к чертям завод!

Миранда удивленно смотрит на Шепарда.

— Если ты не заметила, в паре десятков километров отсюда была группа контрабандистов, значит времени остается все меньше. С первым убийством ИИ начнется цепная реакция. Самозащита превратится в ремесло и первый закон робототехники обзаведется поправкой «Любое нахождение формы жизни можно рассматривать, как угрозу другим формам жизни и синтетики». Садись в челнок.

Шепард с Мирандой отлетают на километр от завода.

— ИИ все еще глушит сигнал?
— Да.
— Где ядро ИИ?
— В инженерном отсеке, Капитан, но оно очень старое. Дополнительный аккумулятор — это ядерный мини-реактор. Шепард, если направить взрыв, на воздух взлетит весь завод.
— …
— Шепард?
— Ставь челнок на автопилот и отправь его прямо в реактор… Те люди из персонала — это малая жертва. Если ИИ выйдет за пределы этого завода, это станет пятном на «Цербере», Призраке и, главное, на мне. Будем честны.
Я — символ борьбы и человеческого роста в галактике. Будет плохо. если я вляпаюсь в дерьмо, едва воскреснув. Мы должны думать глобально. И пусть «Цербер» позаботится о семьях бедолаг.

Полпути назад Шепард и Миранда провели в тишине, пока капитан не прервал молчание:
— Ну что, я прошел тест?
— Какой тест, капитан?
— Брось, Миранда, те люди в окне были явными трехмерными проекциями, подлинность которых мог лицезреть только дрон. Беспилотные истребители не делают с кабиной для пилота. Эти же явно муляжи из стекла и металла. Непрактично. А мини-реактор рядом с ядром ИИ. Миранда, я не конструктор, но и не идиот. Чтобы поставить меня в условия морального выбора, вы потратили слишком много ресурсов, можно было обойтись психологическом тестом «Насколько ты добрый?» в экстранете. Что ж, теперь Призрак в моих глазах — мужик с комплексами и широкими жестами.
— Тщеславный. Ты забыл «Тщеславный».
— Пока что я не буду задавать вопрос «Зачем все это?» Ваши проверки мне даже льстят.
— Вам нужно расслабиться.
— Ну так вперед! На Цитадель!


Mass Effect
Вчера — воскресенье, 18 ноября 2018 г.
С кометой Багиpa в сообществе Вечность 14:30:31

За смертью­ далеко ходить не надо.

– Не знаю, для чего я это записываю,– медленно произнес Джордж Такео Пикетт в парящий перед его лицом микрофон.
– Вряд ли кому-то доведется слушать запись. Говорят, комета пронесет нас по соседству с Землей только через два миллиона лет, когда будет снова огибать Солнце.
Просуществует ли человечество так долго? И будет ли комета такой же великолепной, какой увидели ее мы?
Возможно, наши потомки тоже снарядят экспедицию, чтобы взглянуть на нее поближе. И обнаружат ракету…
Даже через столько тысячелетий наш корабль будет в полном порядке. Останется горючее в баках, и воздух в отсеках – ведь продукты кончатся раньше, и мы умрем от голода, а не от удушья. Впрочем, вряд ли мы станем дожидаться этого, проще открыть воздушный шлюз и покончить сразу.
Подробнее…В детстве я читал книгу об арктических исследованиях – «Зимовка во льдах». Ну вот, что-то в этом роде ожидает нас. Мы со всех сторон окружены льдом, огромными ноздреватыми айсбергами, «Челенджер» летит среди роя ледяных глыб, которые очень медленно – сразу и не заметишь – вращаются вокруг друг друга. Но такой зимы не знала ни одна экспедиция на полюсы Земли. Почти все эти два миллиона лет будет держаться температура четыреста пятьдесят градусов ниже нуля по Фаренгейту. Мы. уйдем так далеко от Солнца, что тепла от него будет не больше, чем от звезд. Кто-нибудь пытался морозной зимней ночью греть руки в лучах Сириуса?
Нелепый образ, вдруг пришедший на ум Джорджу Пикетту, окончательно добил его. Перехватило голос, с такой силой нахлынули воспоминания о мерцающих в лунном свете сугробах, о перезвоне рождественских колоколов над краем, от которого его сейчас отделяло пятьдесят миллионов миль.
Внезапно он разрыдался, точно ребенок, не мог совладать с собой, с тоской по всему тому прекрасному на Земле, чего прежде не ценил по-настоящему и что теперь навсегда утрачено.
А как хорошо все началось, сколько было радостного возбуждения, ожиданий! Он помнил – неужели всего полгода прошло? – как впервые вышел из дому посмотреть на комету; незадолго перед тем восемнадцатилетний Джимм Рэндл увидел ее в самодельный телескоп и отправил свою знаменитую телеграмму в обсерваторию Маунт-Стромло. Тогда комета была едва заметным светящимся облачком, которое медленно скользило через созвездие Эридана, южнее экватора. Далеко за Марсом она мчалась к Солнцу по невероятно вытянутой орбите. В прошлый раз комета сияла на небе безлюдной Земли, и некому было любоваться ею; возможно, никого не будет, когда она появится вновь. Человечество в первый (и, быть может, единственный) раз видело комету Рэндла.
Приближаясь к Солнцу, она росла, выбрасывала струи и языки, самый маленький из которых был во сто крат больше Земли. Когда комета пересекла орбиту Марса, хвост ее – этакий исполинский вымпел, развеваемый космическим бризом,– протянулся уже на сорок миллионов миль. Тут наконец астрономы сообразили, что предстоит, пожалуй, самое великолепное небесное зрелище, какое когда-либо наблюдал человек; комета Галлея, которая являлась в 1986 году, не шла ни в какое сравнение. И организаторы Международного астрофизического десятилетия решили, если удастся вовремя снарядить экспедицию, послать вдогонку комете исследовательский корабль «Челенджер». Ведь может пройти не одно тысячелетие, прежде чем снова представится такой случай!
Неделю за неделей комета Рэндла в предрассветные часы сияла на небе, затмевая Млечный Путь. Вблизи Солнца она вновь ощутила зной, которого не испытывала с той поры, когда по Земле бродили мамонты. И активность ее росла; словно лучи мощного прожектора, плыли среди звезд струи светящегося газа, изверженные ее ядром. Хвост, теперь уже сто миллионов миль в длину, делился на замысловатые ленты и полосы, очертания которых менялись за одну ночь. И всегда они были устремлены прочь от Солнца, будто гонимые к звездам вечным могучим ветром из сердца солнечной системы.
Когда Джорджа Пикетта назначили на «Челенджер», он долго не мог поверить своему счастью. Конечно, сыграло роль то, что он кандидат наук, холостяк, славится отменным здоровьем, весит меньше ста двадцати фунтов и давно расстался с аппендиксом. Но разве мало других журналистов с такими данными?
Что ж, скоро они перестанут завидовать…
Грузоподъемность «Челенджера» была маловата, экспедиция не могла взять с собой только репортера, и Пикетт совмещал журналистские обязанности с научными. На деле это означало, что он вел вахтенный журнал во время дежурства, был секретарем начальника экспедиции, следил за расходом припасов и материалов, занимался учетом. Снова и снова думал он, как это кстати, что в космосе, в мире невесомости человеку достаточно трех часов сна в сутки.
Нужен был немалый такт, чтобы одно дело не шло в ущерб другому. Когда он не был занят бухгалтерией в своем закутке и не проверял наличие в кладовых, можно было побродить с магнитофоном по кораблю. Одного за другим Джордж Пикетт проинтервьюировал каждого из двадцати ученых и инженеров, которые составляли экипаж «Челенджера». Не все записи были переданы на Землю; некоторые интервью оказались перегруженными техническими подробностями, другие чересчур скудными, третьи излишне многословными. Во всяком случае, он побеседовал со всеми, и как будто никто не мог пожаловаться, что его обошли. Впрочем, теперь это уже не играет никакой роли…
Интересно, что сейчас делается в душе доктора Мартинса? Помнится, астроном был одним из самых твердых Орешков; зато он мог рассказать больше, чем кто-либо другой. Пикетту вдруг захотелось отыскать запись первого интервью Мартинса. Джордж великолепно понимал, что пытается уйти в прошлое, чтобы не думать о настоящем. Ну и что ж? Если это удастся, тем лучше!…
Двадцать миллионов миль отделяли от кометы стремительно летящий корабль, когда Джордж поймал Мартинса в обсерватории и приступил к допросу. Он хорошо помнил это интервью. Вид невесомого микрофона, слегка колеблемого воздушной струей от вентилятора, был до того необычным, что Пикетт никак не мог сосредоточиться. А по голосу ничего не заметно, звучит с профессиональной непринужденностью…
«Доктор Мартинс,– гласил первый вопрос,– из чего состоит комета Рэндла?»
«Состав сложный,– отвечал астроном,– и все время меняется по мере удаления кометы от Солнца. Хвост преимущественно из аммиака, метана, углекислого газа, водяных паров, циана…»
«Циана? Но ведь это ядовитый газ! Что было бы, если б Земля попала в такую струю?»
«Ничего. Несмотря на свой эффектный вид, хвост кометы, по нашим земным понятиям, чуть ли не вакуум. В объеме, равном объему Земли, газа столько же, сколько воздуха в пустой спичечной коробке».
«Но это разреженное вещество образует такое красочное зрелище!»
«Как и любой сильно разреженный газ в электрическом поле. И по той же причине. Солнце бомбардирует хвост кометы частицами, которые несут электрический заряд. И получаются как бы светящиеся космические письмена. Только бы рекламные конторы не додумались использовать это – распишут всю солнечную систему своими объявлениями!»
«Ужасная мысль… Хотя, уверен, найдутся такие, которые назовут это торжеством прикладной науки. Но оставим хвост. Скажите, скоро мы достигнем сердца кометы – или ядра, как вы его, кажется, называете?»
«Догонять в кильватер всегда трудно. Не меньше двух недель нужно, чтобы подойти к ядру. Будем идти внутри хвоста и постепенно изучим всю комету в продольном сечении. До ядра еще двадцать миллионов миль, но мы уже кое-что знаем о нем. Во-первых, оно чрезвычайно мало, меньше пятидесяти миль в поперечнике. И не сплошное; похоже, что ядро – это облако из тысяч роящихся частиц».
«Мы сможем проникнуть внутрь ядра?»
«Заранее трудно сказать. Возможно, безопасности ради мы исследуем его через наши телескопы с расстояния в несколько тысяч миль. Но сам я был бы очень разочарован, если бы мы не вошли внутрь. А вы?»
Пикетт выключил магнитофон. Что ж, все верно. Конечно, Мартинс был бы разочарован, тем более, что опасности как будто нет. Как будто? Комета вообще не приготовила никаких каверз, угроза таилась на борту их собственного корабля…
Одну за другой они пронизывали огромные, невероятно разреженные завесы: хотя комета Рэндла теперь мчалась прочь от Солнца, она все еще выделяла газ. И даже когда корабль подошел к самой плотной части кометы, их практически окружал вакуум. Светящийся туман, который простерся на много миллионов миль, почти беспрепятственно пропускал звездный свет. А прямо по курсу яркое пятнышко ядра, подобно блуждающему огоньку, манило их за собой вперед и вперед.
Электрические возмущения в окружающем веществе возросли настолько, что нарушилась связь с Землей. Сигналы их главного передатчика пробивались с трудом, и последние несколько дней космонавты ограничивались тем, что передавали ключом «ОК». Когда корабль вырвется из кометы и возьмет курс на Землю, связь восстановится, а пока они почти так же обособлены, как землепроходцы в старину, когда радио еще не было. Неудобно, конечно, но ничего страшного. Пикетт был даже рад, больше времени оставалось на канцелярию. Хотя «Челенджер» шел к сердцу кометы – путешествие, о котором до двадцатого столетия не мог мечтать ни один капитан! – кому-то надо было вести учет продовольствия и прочих запасов…
Медленно, осторожно, прощупывая радаром пространство во всех направлениях, «Челенджер» проник в ядро кометы и замер там среди льдов.
Фред Уипл, сотрудник Гарвардской обсерватории, еще в сороковых годах угадал истину. Но даже теперь, когда они все увидели своими глазами, трудно было поверить: маленькое – относительно – ядро кометы оказалось гроздью айсбергов, которые, летя по общей орбите, в то же время кружили, меняясь местами. В отличие от ледяных гор земных океанов они не были ослепительно белыми и состояли не из замерзшей воды. Грязно-серые, ноздреватые, словно подтаявший снег, со множеством «карманов» метана и аммиака, они то и дело, нагретые солнечными лучами, извергали исполинские струи газа. Зрелище великолепное, но поначалу Пикетту некогда было любоваться им.
Зато теперь времени хоть отбавляй…
Джордж Пикетт проверял наличные запасы, когда столкнулся с бедой, причем он даже не сразу осознал ее масштабы. Ведь на складе все было в порядке, запасов хватит на весь обратный путь до Земли. Он сам в этом убедился, оставалось только свериться с данными, которые хранились в крохотной – с булавочную головку – ячейке электронной памяти корабля, отведенной для бухгалтерии.
Когда на экране вспыхнули первые несусветные цифры, Пикетт решил, что нажал не тот тумблер. Он стер итог и повторил задание вычислительной машине.
Было шестьдесят ящиков вакуумированного мяса, израсходовано семнадцать, осталось… Ответ гласил: 99999943!
Он пробовал снова и снова – с тем же успехом. И тогда, озадаченный, но еще далеко не встревоженный, Пикетт пошел искать доктора Мартинса.
Он нашел астронома в «Камере пыток» – миниатюрном гимнастическом зале, втиснутом между кладовками и переборкой главной цистерны горючего. Каждый член экипажа был обязан упражняться здесь по часу в день, чтобы мышцы не ослабли в невесомости. Мартинс сражался с набором тугих пружин, и лицо его выражало мрачную решимость. Он еще больше помрачнел, выслушав доклад Пикетта.
Несколько манипуляций на щите управления – и все стало ясно.
– Электронный мозг свихнулся,– сказал Мартинс– Не может даже ни складывать, ни вычитать.
– Ничего, починим!
Мартинс покачал головой. От его обычной вызывающей самоуверенности не осталось и следа. Он больше всего напоминал резиновую куклу, из которой начал выходить воздух.
– Даже его создатели не справились бы. Тут несчетное множество микроцепей, они упакованы так же плотно, как в мозгу человека. Запоминающее устройство еще действует, но вычислитель никуда не годится. Он просто делает винегрет из поступающих в него чисел.
– Что же будет? – спросил Пикетт.
– Всем нам крышка, – просто ответил Мартинс.– Без вычислительной машины мы пропали. Не сможем рассчитать орбиту для возвращения на Землю. Чтобы с карандашом и бумагой сделать все вычисления, понадобилась бы целая армия математиков, да и то ушла бы не одна неделя.
– Но это смехотворно! Корабль в полном порядке, продовольствия и горючего вдоволь, а вы говорите, что мы погибнем из-за каких-то пустяковых расчетов.
– Пустяковых расчетов? – К Мартинсу даже вернулась частица прежней энергии.– Выйти из кометы на орбиту, ведущую к Земле, – это же серьезный маневр, нужно около ста тысяч вычислительных операций. Даже машина тратит на это несколько минут.
Пикетт не был математиком, но достаточно разбирался в астронавтике, чтобы понять, в чем дело. На корабль, летящий в космосе, действует множество небесных тел. Главная сила, которая определяет его движение, – притяжение Солнца, прочно удерживающее все планеты на их орбитах. Но и планеты тянут корабль в разные стороны, конечно, намного слабее. Учесть соперничающие силы, а главное, использовать их, чтобы достичь желанной цели,– пусть до нее не один десяток миллионов миль,– задача головоломная. Пикетт понимал отчаяние Мартинса: ни один человек не может работать без необходимого в его деле инструмента, и нет дела, для которого требовался бы более хитроумный инструмент.
Даже после того, как начальник экспедиции объявил всем о поломке и состоялось чрезвычайное совещание, прошел не один час, пока люди уразумели, что их ожидает. До рокового конца было еще много месяцев, и он казался просто нереальным. Им грозила смертная казнь, но исполнение приговора откладывалось. К тому же за иллюминаторами по-прежнему была великолепная картина.
Сквозь облако пылающей мглы – это облако станет вечным небесным памятником погибшей экспедиции – они видели могучий маяк Юпитера, ярче любой звезды. Что же, если остальные предпочтут покончить с собой сразу, кто-то из экипажа, возможно, еще доживет до встречи с самым рослым из детей Солнца. «Стоит ли прожить несколько лишних недель,– спрашивал себя Пикетт,– чтобы воочию увидеть картину, которую первым в свой самодельный телескоп наблюдал Галилей четыре столетия назад: спутников Юпитера, снующих взад-вперед, будто шарики на невидимой проволоке?»
Шарики на проволоке. Вдруг из подсознания Джорджа вырвалось полузабытое воспоминание детства. Видимо, оно уже несколько дней зрело – и вот наконец проклюнулось.
– Нет! – крикнул он.– Чепуха! Меня поднимут на смех!
«Ну и что же? – возразила другая половина его сознания.– Тебе нечего терять, и по крайней мере, каждый будет занят своим делом, а не думать о продовольствии и кислороде».
Искра надежды лучше, чем безнадежность…
Джордж Пикетт перестал крутить свой магнитофон; уныние как рукой сняло. Он отстегнул эластичный пояс, встал с кресла и пошел на склад искать нужные материалы.
– Такие шутки,– сказал три дня спустя доктор Мартинс, – до меня не доходят.
И он презрительно посмотрел на самоделку из дерева и проволоки, которую держал в руке Пикетт.
– Я знал, что вы так скажете,– миролюбиво ответил журналист.– Но сперва послушайте меня. Моя бабушка была японка, и в детстве я слышал от нее историю, которую вспомнил только теперь, несколько дней назад. Кажется, это может нас спасти. После второй мировой войны устроили однажды соревнование – в быстроте счета состязались американец, вооруженный электрическим арифмометром, и японец с абаком вроде этого. Победил абак.
– Плохой был арифмометр или оператор никудышный.
– Нарочно отобрали лучшего во всех вооруженных силах США. Но не будем спорить. Проведем испытание, назовите два трехзначных числа для умножения.
– Ну… 856 на 437.
Пальцы Пикетта забегали по шарикам, молниеносно гоняя их по проволокам. Всего проволок было двенадцать, это позволяло производить действия над любыми числами от единицы до 999 999 999 999 или, разбив абак на секции, одновременно делать несколько вычислений.
– 374072,– ответил Пикетт почти мгновенно.– А теперь посмотрим, как вы управитесь с помощью карандаша и бумаги.
Прошло около минуты, наконец Мартинс, который, как и большинство математиков, был не в ладах с арифметикой, крикнул:
– 375072!
Проверка тотчас показала, что Мартинс ошибся, хотя умножал в три раза дольше, чем Пикетт.
Удивление, ревность, интерес смешались на лице астронома.
– Кто вас научил этому фокусу? – спросил он. – Я думал, на такой штуке можно только складывать и вычитать.
– А что такое умножение, если не многократное сложение? Я семь раз сложил 856 в ряду единиц, три раза – в ряду десятков, четыре раза – в ряду сотен. То же самое делаете вы на бумаге. Конечно, есть приемы для ускорения, но если вам показалось, что я считаю быстро, посмотрели бы вы на брата моей бабушки! Он служил в банке в Иокогаме. Как пойдет щелкать – пальцев не видно. Он меня кое-чему научил, да ведь с тех пор больше двадцати лет прошло. Я еще только два дня упражняюсь, пока считаю медленно. И все-таки надеюсь, что мне удалось хоть немного убедить вас.
– Еще бы! Я просто поражен. Вы и делить можете так же быстро?
– Почти, надо только руку набить.
Мартинс взял абак, погонял шарики взад-вперед. Потом вздохнул.
– Гениально… Но нас это не выручит, даже если бы на нем можно было считать вдесятеро быстрее, чем на бумаге. Машина в миллион раз эффективнее.
– Я подумал об этом,– ответил Пикетт, теряя самообладание. (Этот Мартинс рохля какой-то, нет у него воли к борьбе. Хоть бы задумался, как управлялись астрономы сто лет назад, когда не было никаких счетных машин!) -Вот что я предлагаю, – а вы скажите, если я ошибаюсь…
Он обстоятельно, не торопясь, изложил во всех подробностях свой план. Слушая его, Мартинс заметно воспрянул духом и даже рассмеялся; впервые за много дней Пикетт слышал смех на борту «Челенджера».
– Вижу лицо начальника экспедиции,– воскликнул астроном,– когда он услышит, что нам всем придется вернуться в детский сад и играть в шарики!
Никто не хотел верить в абак, пока Пикетт сам не показал, как на нем считают. Люди, выросшие в мире электроники, никак не ожидали, что нехитрая комбинация проволоки и шариков способна на такие чудеса. Но задача была увлекательная, а речь шла о жизни и смерти, и они горячо взялись за дело.
Как только инженеры изготовили несколько достаточно совершенных копий грубого оригинала, сделанного Пикеттом, все начали учиться. Основные правила он объяснил за несколько минут, главное была практика, многочасовые упражнения, чтобы пальцы автоматически, без участия мысли, перебрасывали шарики. Некоторые и через неделю непрерывных занятий не смогли развить достаточной скорости и точности, зато другие быстро превзошли самого Пикетта.
Космонавтам снились шарики и проволока, во сне они продолжали считать… Когда они хорошо освоили простейшие приемы, экипаж разбили на группы, которые азартно состязались между собой, совершенствуя свое умение. В конце концов лучшие научились за пятнадцать секунд перемножать четырехзначные числа, и они могли это делать несколько часов подряд.
Все это была чисто механическая работа, которая не требовала большой смекалки, а только навыка. По-настоящему трудная задача выпала на долю Мартинса, и тут ему никто не мог помочь. Ему пришлось забыть привычные приемы работы с вычислительными машинами и составлять задания так, чтобы их механически выполняли люди, совершенно не представляющие себе смысла обрабатываемых чисел. Астроном сообщал данные, они вычисляли по указанной им схеме, и через несколько часов живой математический конвейер выдавал ответ. А чтобы застраховаться от ошибок, две группы работали параллельно и время от времени сверяли свои итоги.
– Итак,– обратился Пикетт к своему микрофону, когда время наконец позволило ему вспомнить о слушателях, с которыми он было навсегда распрощался,– мы создали счетную машину из людей вместо электронных ячеек. Конечно, она действует в несколько тысяч раз медленнее, не справляется с очень большими числами и легко устает, но все-таки делает свое дело. Рассчитать весь обратный путь нельзя, это чересчур сложно, но мы хоть определим орбиту, которая позволит достичь зоны радиосвязи. Как только корабль уйдет от электрических помех, мы сообщим свои координаты на Землю, и оттуда электронные машины подскажут, как нам быть дальше. Мы уже вышли из ядра кометы и не летим к границам солнечной системы. Наш новый курс подтверждает точность расчетов, насколько вообще можно говорить о точности. Правда, корабль еще внутри кометного хвоста, но от ядра нас отделяют миллионы миль, мы больше не увидим этих аммиачных айсбергов. Они мчатся к звездам, в леденящую ночь межсолнечного пространства, мы же возвращаемся домой…
– Алло, Земля… Земля! Вызывает «Челенджер», я «Челенджер»! Отвечайте, как только услышите нас, помогите нам с арифметикой, пока мы не стерли пальцы до кости!


Артур Кларк
Богданов Петр Моисеевич герой Советского Союза чтобы помнили. Viktor Efimov 14:15:26
 ­­


Богданов Пётр Моисеевич род. 6.6.1920 в дер.Еханово
ныне Духовщинского р-на Смоленской обл. в семье крестьянина
Русский.
Окончил Шиловичскую среднюю школу.
В Советской Армии с 1940.
Учился в Борисовском военно-инженерном училище.
Участник Великой Отечественной войны с 1941.
Командир роты 108-го отдельного моторизированного штурмового
инженерно-саперного­ батальона (23-я моторизированная штурмовая
инженерно-саперная бригада, 1-й Украинский фронт) комсомолец
старший лейтенант Богданов отличился при форсировании Одера северо-западнее
г.Бреслау (Вроцлав, ПНР). В ночь на 31.01.1945 получил приказ построить
мост для переправы боевой техники. Чётко организовал работу, в трудные
минуты увлекал своим примером бойцов роты.
Погиб на боевом посту 1.02.1945.
Звание Героя Советского Союза присвоено 10.4.1945 посмертно.
Награжден орденом Ленина.
Похоронен в населенном пункте Хеннигсдорф (Пенгув, 15 км северо-западнее г.Вроцлав).





Позавчера — суббота, 17 ноября 2018 г.
Фильмецы Suzume Mai 16:35:50
 Сходила на "Преступления Гриндевальда". У меня несколько претензий к режиссёрам, но самая главная: вы по что фильм разделили, ироды?! Кхм, крик души, так сказать. Некоторые сцены затянуты, некоторые, наоборот, через чур сумбурны и не до конца раскрыты. И последняя сцена просто добила: на кой ляд они все поперлись в Хог? Ньют, пойдем пить чай, а остальные пусть на мосту постоят?..
показать предыдущие комментарии (7)
17:22:05 бешеный пёc
Ну, понятно. История с Веномом повторяется: критики ворчат, зрители довольны. i81.beon.ru/10/64/3046410/33/128366233/0.png
17:27:00 Suzume Mai
Тут интересный момент: это - завязка истории, и все огрехи и недомолвки могут раскрыть в следующих частях. Это интересно, раз они не смогли уместить всю историю в два часа времени. Начало есть начало, ему простительно быть немного сумбурным. Вот если остальные части скатятся, это будет печально и я...
еще...
Тут интересный момент: это - завязка истории, и все огрехи и недомолвки могут раскрыть в следующих частях. Это интересно, раз они не смогли уместить всю историю в два часа времени. Начало есть начало, ему простительно быть немного сумбурным. Вот если остальные части скатятся, это будет печально и я сильно разочаруюсь(
17:29:14 Suzume Mai
О качестве продукта можно будет судить только по итогам, когда выйдут все части)
17:31:03 Suzume Mai
Кстати, поворот сюжета вызвал в зрительном зале искреннее недоумение и вопросы: "что за бред?", но, надеюсь, дальше все опишут более детально и развернут историю.
Важно к прочтению: Juno.3 в сообществе Ardisia.{Нужны игроки!} 01:06:56

Человек - существ­о слабое и между тем великое­. Но каким существ­ом стать, решает он сам.(с)

I. В мире царит средневековье, но фэнтезийное, все здесь работает на магии поэтому мир нельзя назвать отсталым. Одежда жителей как и всегда близка к фэнтезиным нарядам. В мире достаточно развита гигиена, однако поддается только холодная вода, для подогрева используют специальные камни алого цвета которые можно купить за малые деньги на рынке. Тут нету автомобилей и прочего, даже велосипеда и т.д., и естественно никаких планшетов и прочего. Средство передвижения: повозки, верховая езда на ездовых животных.
II. Драконов в этом мире осталось мало, очень, можно сказать они вымирающая раса, которую уничтожил темный в начале своего правления. От силы драконов осталось трое, есть только смески. Причина уничтожения: Они носят большую частичку Демиурга чем остальные расы, кроме конечно самих богов, а это большая опасность для самого темного.
III. Члены королевской семьи кроме самого короля, является полукровками. Раса короля: светлый эльф, являющийся для "героя" что захватил Темный, внучатым племянником. Почившая королева была человеческой девушкой, принцессой. Король не собирается более сочетаться узами брака, но у него есть официальная фаворитка, возможно так же есть бастард.
IV. В мире кроме самой королевской семьи Ардазии, есть остальные королевства, но основным центром сосредоточения власти и магии остается Ардазия. Имеет огромную власть Оракул, которая предстает в облике ребенка, по слухам так же является родственницей "героя", но какой именно знают лишь они двое. У Оракула есть круг почитателей, которые так же защищают Оракула и принимают подношения, но не имеют никакой власти на Оракула и тем более на королевскую семью.
V. Оккультное общество "Синяя роза", официально есть в мире, но скорее общество для элиты, состоят в нем потомки и некоторые живые с тех пор последователи темного бога. "Синяя роза" занимается так же поставкой артефактов, что запрещены к использованию из-за того что те запрещены на данный момент, так как несут опасность не только для окружающих, но и для самого покупателя.
VI. В этом мире есть пару порталов, которые пропускают других обитателей миров, однако многие из них просто не могут выжить из-за действующего и подавляющего действия магического фона этого мира на попаданцев. В данный момент есть в мире лишь один попаданец, на которого наложили благословение некоторые боги, но сам попаданец колдовать не умеет, только может пользоваться артефактами.


Категории: Административное
четверг, 15 ноября 2018 г.
[.Recipe - Pumpkin treasure (B-grade).] Maestro Hateless 15:55:29
____________[.Recipe - Pumpkin treasure (B-grade).]________­____
.Рубрика глистогонных сочетаний. Рецепт самого сильного варианта употребления семян тыквы и достаточно простого. Концентрировано-сур­ово, горько, эффективно и быстро, я бы сказал что это скорая помощь при глистных инвазиях, но и на профилактику сойдет, если нет в привычках других комбинаций похожего действия.
___________________­____________________­____________________­_____
Ингредиенты:
1) Свежие тыквенные семечки\подсушенные­, главное условие - способность прорасти
2) Вода, максимально мягкая
3) Опционально для смягчения вкуса - подсластители, но, советую их не использовать, чтобы восприятие лекарства было сильнее
4) Опционально - модификации из разряда добавления чеснока в продукт и других известных противо-паразитарны­х средств, не было необходимости, т.к. начального варианта достаточно, но добавки рассматриваются, разумеется, на ваш страх и риск
___________________­____________________­____________________­_____
Приготовление:
1) Прорастить семена тыквы, если повезет - они сами начнут прорастать прямо в плоде, нужны горькие проростки, в районе 4-х дней проращивать, либо если повезет они уже будут почти готовы в плоде, но все равно на 12 часов нужно замочить, не очищая, хватит около 100 грамм
2) Слегка промыть, закинуть в блендер, залить водой комнатной температуры в соотношении вода\семена = 4\1, взбивать до теплого состояния, если мощность блендера позволит, по максимуму, кожуру предварительно не снимать
3) Процедить через хорошее сито или марлю несколько раз до получения жидкого, легко молока, удостовериться в горчинке - чем больше горчит, тем лучше, употреблять сразу, теплым легче усвоится и сохранится по максимуму
___________________­____________________­____________________­_____
Что дает:
1) Все, что дает не горькое молоко из пророщенных семян тыквы
2) Серьезный, достаточно мягкий противогельминтный эффект
3) Живой, легко-усвояемый вид приема лекарственного сырья
4) Весьма дешево и доступно
5) Натурально
___________________­____________________­____________________­_____
Побочки:
Индивидуальная непереносимость, разумеется, разного рода болезни, это понятно, каждый и сам знает для себя, т.к. продукты не редкие и доступные, серьезных побочных эффектов не замечал. Однако, вещества в семенах достаточно суровые, но в большинстве случаев легко переносятся человеком. Может понадобиться прочистка толстого кишечника.
___________________­____________________­____________________­_____
Главные фишки сочетания веществ:
Мощнейшая комбинация, помогающая от большого количества распространенных недугов. Противопаразитарный­ эффект, одновременно эффективный и мягкий, при этом весьма удобный, не требует курсов свыше трех дней, если целью является прогонка паразитов. Тритерпеноиды и кукурбитин в достаточном количестве, характерном для лекарственного сырья. За счет проращивания до состояния горечи, их содержание увеличивается, что собственно и вызывает эту самую горечь. Подробнее описывать не вижу резона.
___________________­____________________­____________________­_____
Механизм:
Прост и интуитивно понятен.
___________________­____________________­____________________­_____
Замечания:
Для максимального терапевтического эффекта принимать молоко 2-3 дня, с утра и натощак. Не рекомендую превышать дозировку в 300мл, не пробовал пить больше этого объема, эффект и последствия непредсказуемы. Первый раз пробовал после суточного голодания, очень легко зашло. В сравнении с травяным настоем из полыни, пижмы, крушины и коры дуба очень даже и не горько. :)­


Музыка .Hardcore
показать предыдущие комментарии (2)
22:38:14 Maestro Hateless
.Я склонен полагать, что действуют акт вещества на всех, просто в традиционной форме семечек они проходят лишь по жкт, тяжело усваиваются же, + концентрация может быть мала и не так централизована конкретно, а тут видишь, проростки горькие на максималке защитного потенциала семян + в форме...
еще...
.Я склонен полагать, что действуют акт вещества на всех, просто в традиционной форме семечек они проходят лишь по жкт, тяжело усваиваются же, + концентрация может быть мала и не так централизована конкретно, а тут видишь, проростки горькие на максималке защитного потенциала семян + в форме жидкой\концентриров­анной, как скорая помощь вполне себе отлично, а для профилактики на постоянке есть привычки в рационе, если оценишь конечно, тут на вкус и цвет, в Индии на постоянке после еды жуют лист ореха какого-то с завернутыми в него гвоздичками, мелочь вроде, а мудро и достаточно эффективно, если б с молочки еще заболевания не ловили, точно долгожителей народ мог быть)
О форме приема вспомнил, полынь животные едят и нормально все, а в жидкой-концентриров­анной форме умирают, та же схема, в жидкой форме вероятно разгоняется раствор по крови\лимфе даже, от того и мощнее ебашит
Но это только со взгляда простоты и опыта, на самом деле хз каково оно работает всё, ты как думаешь? х)
08:10:50 Maestro Hateless
.А, точно, тут еще с кожурой вместе рецепт же, обычно только сами семена ебашут, в кожуре насколько я понял противораковая-прот­ивогельминтная штука, не кукурбитин а еще одно вещество
08:50:23 Maestro Hateless
.Цинк еще львиная доля если не весь именно в кожуре
08:53:04 Maestro Hateless
.Сегодня ученые доказали, что цинк напрямую участвует в укреплении иммунитета, поддержании уровня гормонального фона, а также он стабилизирует рост. (в инете пишут хД) вот плюшка с укреплением иммунки в плюс еще
Нюансы подбора оптимального процента кредитования в автоломбарде Pavel Lapar 13:27:10
 Срочная финансовая помощь может понадобиться каждому, при этом занимать деньги у родственников и друзей не всегда удобно, а многим людям просто не у кого одолжить крупную сумму. Но если вы автовладелец, ситуация уже не является безвыходной, потому что вы всегда можете взять деньги в залог авто в какой-либо финансовой организации.
Банк или автоломбард: что выбрать

­­
Можно попробовать взять нужную сумму в банке, но в этом случае придется собирать дополнительные документы и дожидаться одобрения заявки в течение нескольких дней, к тому же банки готовы предоставить не слишком большие займы — и с не самой выгодной процентной ставкой. При этом они отдают предпочтение уже обсуживающимся в банке клиентам с хорошей кредитной историей. А если ее нет или она не безупречна, рассчитывать на выгодный кредит не приходится.

В этой ситуации оптимальным решением станет обращение в автоломбард. В качестве залога сюда можно сдать не только легковые автомобили, но и грузовики, микроавтобусы, лодки, яхты, мотоциклы, квадроциклы и другое движимое имущество.

Перед заключением договора необходимо уточнить все нюансы подбора оптимального процента кредитования в автоломбарде.



Клиенты предпочитают автоломбарды другим микрофинансовым организациям, потому что под залог автомобиля можно получить достаточно крупную сумму, которая позволит исправить финансовое положение, но при этом не потребует закладывания дома или квартиры с пусть призрачной, но все же пугающей перспективой их потери в случае непогашения задолженности.
Условия кредитования в автоломбарде

­­
Большинство клиентов микрофинансовых организаций выбирают компанию по размеру процентной ставки, с которой она готова предоставить кредит. Однако перед тем, как предоставлять кому-нибудь свой автомобиль, ехать в офис и подписывать договор, необходимо изучить отзывы бывших клиентов, поискать информацию о компании в государственном реестре микрофинансовых организаций. По возможности нужно ознакомиться с результатами государственных проверок, изучить рейтинг и сравнить процентные ставки со среднерыночными.

Если вы нашли подходящую организацию, но сомневаетесь в выборе из-за обилия предложений, ориентируйтесь на совокупность факторов: размер предоставляемого займа, размер процентной ставки, срок кредитования, возможность пролонгации договора, штрафные меры в случае несвоевременного погашения задолженности и др.

Солидные организации готовы предоставить клиентам до 90% от рыночной стоимости автомобиля. Окончательный размер займа рассчитывается на основе осмотра автомобиля техническим экспертом и складывается из множества факторов: состояние авто, внешний вид кузова, чистота салона, износ ключевых узлов и агрегатов, пробег, возраст, а также ликвидность автомобиля на нашем рынке. Под ликвидностью понимают возможность быстро реализовать автомобиль на торгах в счет возмещения невозвращенного займа.

На лучший процент могут рассчитывать владельцы иномарок и российских автомобилей в возрасте до 7 лет с небольшим пробегом. А, к примеру, владельцы старых ВАЗов, которые были приобретены в период с 2004 по 2011 гг., могут рассчитывать на получение займа в размере 50-70% от рыночной цены авто.
Определение процента кредитования в автоломбарде

­­
Предложения различных организаций могут иметь существенные отличия. При этом итоговая кредитная схема, как правило, подбирается с учетом пожеланий клиента автоломбарда. В рамках предложенной схемы может быть различный срок и даже вид кредитования. К примеру, некоторые компании готовые предоставить займ под залог не самого автомобиля, а паспорта транспортного средства. Для клиента такая схема имеет свои преимущества и недостатки: с одной стороны, автомобиль остается у заемщика, с другой — увеличивается процент по выплате задолженности.

Обычный займ под залог автомобиля предполагает размещение ТС на период кредитования на закрытой охраняемой автостоянке, оборудованной системой видеонаблюдения. Таковы основные нюансы подбора оптимального процента кредитования в автоломбарде.
Как происходит оценка автомобиля и выдача займа

Выберите подходящую организацию.
Свяжитесь с менеджером по телефону или через сайт компании, уточните условия кредитования, предоставьте общие сведения об автомобиле и узнайте предварительный размер займа, на который можно рассчитывать.
Если предложенная сумма и условия ее предоставления вас устраивают, договоритесь с менеджером компании об удобном времени, когда вы предоставите автомобиль специалисту-оценщик­у для осмотра. Вы можете присутствовать при этой процедуре, обычно она занимает не больше часа.
После оценки специалист озвучивает итоговую сумму займа. Если вы с ней согласны, в присутствии нотариуса составляется договор, подписывается акт приема-передачи.
Вокруг Солнца Багиpa в сообществе Вечность 10:45:59

За смертью­ далеко ходить не надо.

Весело, хоть и не очень мелодично, напевая себе под нос, Джимми Тэрнер вошел в приемную.
— Здесь Старая Кислятина? — спросил он, подмигивая хорошенькой секретарше и вгоняя ее этим в краску.
— Здесь, и ждет вас, — кивнула она в сторону двери, на которой жирными черными буквами значилось:
«Фрэнк Мак-Катчен, генеральный директор Межпланетного почтового ведомства».
Джимми вошел.
— Хэлло, командир! Что на этот раз?
— О, это вы! — Мак-Катчен оторвался от лежавших на столе бумаг и пожевал окурок своей сигары. — Садитесь.
Подробнее…Из-под кустистых бровей он уставился на вошедшего. «Старую Кислятину», как называли Мак-Катчена все сотрудники Межпланетного почтового ведомства, никто не мог припомнить смеющимся, хотя, если верить слухам, в детстве, наблюдая падение своего отца с яблони, он улыбнулся. Всякий, кто поглядел бы на его лицо сейчас, объявил бы этот слух преувеличенным.
— Слушайте, Тэрнер! — рявкнул Мак-Катчен. — Межпланетное почтовое ведомство открывает новую линию, и решено, что проложите ее вы. — Не обращая внимания на гримасу Джимми, он продолжал: — Отныне почту на Венеру будут доставлять круглый год.
— Что? Я всегда считал: когда Венера находится по другую сторону Солнца, возить туда почту — сплошное разорение.
— Точно, — согласился Мак-Катчен, — если лететь обычным путем. Но если бы можно было достаточно близко подойти к Солнцу, мы стали бы летать по прямой. В том-то вся суть! Создан новый корабль, способный приблизиться к Солнцу на двадцать миллионов миль и неопределенно долгое время оставаться на этой дистанции.
— Постойте! — нервно перебил Джимми. — Я не совсем понимаю, Кисл… мистер Мак-Катчен. Что это за корабль?
— Почем я знаю? Я сам не специалист, но, насколько мне известно, он создает вокруг себя некое поле, не пропускающее солнечных лучей. Вы поняли? Они отклоняются. Жара до вас не доходит. Вы можете пробыть там хоть целый век, и вам будет прохладнее, чем в Нью-Йорке.

— Вот как? — Джимми был настроен скептически. — Испытания проведены, или именно эту маленькую деталь оставили для меня?
— Испытания, конечно, были, но не в естественных условиях.
— Раз так, я отказываюсь. Я достаточно потрудился для ведомства, но всему есть предел. Я еще не сошел с ума.
Мак-Катчен чопорно выпрямился.
— Напомнить вам присягу, которую вы дали, поступая на службу, Тэрнер? «Помешать нашим космическим полетам…»
— «…способна только смерть», — закончил Джимми. — Все это я знаю не хуже вас, и еще я заметил, что очень легко цитировать присягу, сидя в удобном кресле. Если вы такой идеалист, летите сами. Что до меня, то это исключено. И можете, если угодно, меня уволить. Уж такую работу я всегда найду. — Он пренебрежительно щелкнул пальцами.
Мак-Катчен понизил голос до вкрадчивого шепота:
— Ну, ну, Тэрнер! Не надо так горячиться. Вы меня не дослушали. Помощником у вас будет Рой Снид.
— Ха! Снид! Этого плута вам и за миллион лет не уговорить. Так что не рассказывайте мне сказок.
— Собственно говоря, он уже дал согласие. Я думал, вы составите ему компанию, но вижу, он был прав. Он с самого начала был уверен, что вы спасуете. А я с ним спорил. — Он жестом отпустил Джимми и тут же занялся докладной, которую читал перед его приходом.
Джимми пошел к двери, нерешительно постоял возле нее и вернулся назад.
— Минутку, мистер Мак-Катчен! Что, Рой действительно летит?
Мак-Катчен рассеянно кивнул, целиком поглощенный чтением документа. Джимми взорвался:
— Вот негодяй! Значит, этот длинноногий воображала считает, что я струшу?! Ну, я ему покажу! Я принимаю ваше предложение и ставлю десять долларов против венерианского пятака, что Рой в последнюю минуту сдрейфит!
— Хорошо! — Мак-Катчен встал и пожал ему руку. — Я знал, что вы согласитесь. С деталями вас ознакомит майор Вэйд. Я думаю, вы отправитесь недель через шесть, а так как я завтра лечу на Венеру, мы, вероятно, там встретимся.

Джимми, все еще кипя, вышел, а Мак-Катчен нажал кнопку звонка:
— Вызовите по видеофону Роя Снида, мисс Вильсон.
После короткой паузы вспыхнул красный сигнал, раздался щелчок, и на экране возник темноволосый, франтоватый Снид.
— Хэлло, Снид! — прорычал Мак-Катчен. — Вы проиграли пари. Тэрнер согласен. Я думал, он лопнет со смеху, когда сказал ему, что вы говорили — он не полетит. С вас двадцать долларов.
— Подождите, мистер Мак-Катчен! — Лицо Снида потемнело от гнева. — Вы что, сказали этому безмозглому кретину, будто я отказался? Конечно, сказали, знаю я вас! Я-то полечу, но ставлю еще двадцатку, что он передумает. А я полечу, не сомневайтесь!
Мак-Катчен, не дожидаясь, пока он кончит возмущаться, выключил видеофон. Затем откинулся на спинку кресла, выплюнул изжеванный окурок и закурил новую сигару. Лицо его по-прежнему осталось кислым, но в голосе явственно слышалось удовлетворение, когда он произнес:
— Ха! Я знал, что на это они клюнут.

* * *


С усталыми, вспотевшими двумя космонавтами на борту «Гелиос» летел по орбите Меркурия. Многонедельное космическое путешествие вдвоем вынуждало Джимми Тэрнера и Роя Снида соблюдать видимость приятельских отношений, и все же они почти не разговаривали. Прибавьте к этой скрытой враждебности изнуряющую жару и мучительную неуверенность в благополучном исходе предприятия, и вы поймете, что положение обоих было незавидным.
Джимми уныло посмотрел на пульт с множеством разных индикаторов и, откинув упавший на глаза мокрый клок волос, буркнул:
— Что там вытворяет термометр, Рой?
— Сто двадцать пять по Фаренгейту, и ртуть все ползет вверх, — тем же тоном ответил Рой.
Джимми цветисто выругался, после чего сказал:
— Система охлаждения на пределе, корпус корабля отражает 95 процентов солнечной радиации, и при всем том такая жарища. — Он помолчал. — Гравиметр показывает, что мы находимся в тридцати пяти миллионах миль от Солнца.

Значит, нам осталось еще целых пятнадцать миллионов миль до зоны, где включится дефлекторное поле. Температура поднимется, возможно, до ста пятидесяти. Нечего сказать, приятная перспектива! Проверь-ка испарители. Если воздух не будет абсолютно сухим, нам долго не выдержать.
— Орбита Меркурия, только подумать! — голос Снида стал хриплым. — Никто никогда не был так близко к Солнцу. А мы продолжаем приближаться к нему.
— Многие были и так близко, и еще ближе, — напомнил Джимми, — но они потеряли управление и сели на Солнце.
Фридлендер, Дебюк, Антон… — Он умолк, наступило тягостное молчание.
Рой нервно поерзал.
— Насколько оно вообще эффективно, это поле? Знаешь, Джимми, такие воспоминания не слишком ободряют.
— Ну, испытания проведены в самых жестких условиях, максимально приближённых к реальным. Я наблюдал их. На корабль обрушили радиацию, примерно равную солнечной в радиусе двадцати миллионов миль. Эффект был потрясающий. Залитый ослепительно ярким светом корабль сделался невидимым. И с корабля испытатели не видели происходящего снаружи, совершенно не ощущая при этом жары. Одно любопытно: поле включается только при определенной интенсивности радиации.
— Хотелось бы, чтобы все это скорей кончилось, а как — мне уже все равно, — рассердился Рой. — Если Старая Кислятина думает постоянно гонять меня по этому маршруту, что ж — он лишится своего аса.
— Он лишится двух асов, — поправил Джимми.
Разговор оборвался; «Гелиос» продолжал свой полет.

* * *


Жара усиливалась: 130, 135, 140. А через три дня, когда ртуть подобралась к отметке «148», Рой объявил, что они приближаются к критической зоне — туда, где солнечная радиация достаточно интенсивна, чтобы вызвать действие поля.

* * *


Напряжение достигло предела; сердца обоих бешено колотились.
— Это произойдет сразу?
— Не знаю. Придется ждать.
Сквозь иллюминаторы видны были только звезды. Слепящие лучи Солнца не проникали внутрь корабля, специально сконструированного таким образом, что под действием мощной радиации иллюминаторы автоматически закрывались.
А потом звезды начали понемногу исчезать, сперва — тусклые, затем — яркие: Полярная, Регул, Арктур, Сириус. Космос стал одной сплошной чернотой.
— Действует! — выдохнул Джимми. И почти в тот же момент обращенные к Солнцу иллюминаторы открылись. Солнца не было!
— Ха! Я уже ощущаю прохладу, — Джимми Тэрнер ликовал. — Здорово!.. Знаешь, если бы создать дефлекторное поле против излучения любой силы, мы получили бы самое мощное оружие — возможность делаться невидимками. — Он закурил и сибаритом раскинулся в кресле.
— Но пока что мы летим вслепую, — напомнил Рой.
Джимми покровительственно усмехнулся.
— Можешь не беспокоиться, Красавчик. Это уж моя забота. Мы вышли на солнечную орбиту. Через две недели мы обогнем Солнце, я выпущу ракеты, и мы устремимся прямиком к Венере. — Он был чрезвычайно доволен собой. — Джимми Тэрнер — «голова»! Можешь на него положиться. Вместо обычных шести месяцев мы потратим всего два. За штурвалом ас Межпланетной почты.
Рой неприятно хохотнул.
— Послушать тебя, так подумаешь — это твоя заслуга. А вся твоя работа — вести корабль по курсу, который рассчитан мною. Голова здесь Я, ты — только руки.
— Ну? Каждый молокосос в летном училище умеет рассчитывать курс. А чтобы водить корабли, надо быть мастером.
— Ну, это ты так считаешь. А кому больше платят? Тому, кто ведет корабль, или тому, кто составляет расчеты?
На это Джимми возразить ничего не смог, и Рой с победным видом вышел из рубки. А «Гелиос» все летел.
Два дня прошли спокойно, а на третий Джимми, глянув на термометр, встревоженно почесал затылок. Вошедший в эту минуту Рой вопросительно поднял брови.
— Что-нибудь случилось? — Он наклонился к шкале. — Ровно 100 градусов. Не вижу причин расстраиваться. По твоему виду я решил, что стало барахлить поле и температура снова поднимается. — Он нарочито зевнул.
— Безмозглый кривляка! — Джимми поднял ногу, как бы собираясь лягнуть его. — Я предпочел бы, чтобы температура поднималась. Слишком уж оно активно, это поле, на мой взгляд..
— Гм! Что ты имеешь в виду?
— Постараюсь объяснить, а ты слушай внимательно — может, поймешь. Этот корабль напоминает термос. Он с большим трудом нагревается и с таким же трудом остывает. — Джимми сделал паузу, давая собеседнику время осмыслить сказанное. — В обычном диапазоне температур он не должен терять больше двух градусов в сутки при отсутствии дополнительных внешних источников тепла. Допускаю, что в нынешних условиях потери могут составлять пять градусов в сутки. Усваиваешь?
Рой слушал его, разинув рот. Джимми продолжал:
— Меньше чем за три дня этот чертов корабль отдал пятьдесят градусов тепла.
— Быть не может!
— Факт, — Джимми невесело усмехнулся. — И я знаю, в чем дело. Все это проклятое поле. В борьбе с внешней радиацией оно спешит растратить все тепло нашего корабля.
Рой быстро произвел в уме расчет.
— Если это действительно так, через пять дней будет достигнута точка замерзания и последнюю неделю мы проведем в зимних условиях.
— Именно. Даже если с понижением температуры потери уменьшатся, градусов тридцать-сорок мороза нас ожидают.
Настроение у Роя упало.
— Мороз в двадцати миллионах миль от Солнца!
— Это еще не самое страшное, — добавил Джимми. — «Гелиос», как все корабли Марса и Венеры, не имеет отопительной системы. Они ведь рассчитаны на полет под палящим солнцем и в условиях минимальной теплоотдачи, а потому совершенствуются в охлаждении. У нас, к примеру, весьма эффективная рефрижераторная установка.
— Да, дело дрянь. И скафандры у нас соответствующие.
Хотя пока они страдали еще не от холода, а от жары, обоих прошиб озноб.
— Я не намерен этого терпеть, — взорвался Рой. — И никто нас не заставит. Я за то, чтобы сейчас же повернуть назад к Земле.
— Валяй! И ты берешься на таком расстоянии от Солнца рассчитать курс с гарантией, что оно нас не притянет?
— Черт! Я об этом не подумал.
Итак, делать было нечего. Радиосвязь прекратилась с момента, когда они покинули орбиту Меркурия. Никакие радиоволны не могли пробиться сквозь помехи, возникающие в такой близости от Солнца, да еще при его максимальной активности.
Оставалось ждать развития событий. Ближайшие несколько дней были целиком посвящены наблюдению за термометром, прерываемому только для того, чтобы обрушить на голову мистера Мак-Катчена очередную порцию бессильных проклятий. Это сделалось таким же ритуалом, как еда и сон, и так же не доставляло удовольствия.
А «Гелиос», безучастный к горестям своего экипажа, все летел.
Как Рой и предсказывал, к исходу седьмого дня их пребывания в дефлекторной зоне ртуть в термометре упала до отметки «холод». Ничего неожиданного в этом не было, и все же они почувствовали себя несчастными.
Джимми накачал из цистерны около ста галлонов воды и заполнил ею почти все сосуды на борту.
— Чтобы трубы не лопнули, — объяснил он. — А если они все же лопнут, у нас, по крайней мере, будет достаточно воды. Впереди ведь еще целая неделя.

А на следующий, восьмой, день вода действительно замерзла. Уныло глядели они на голубую корку льда. Джимми пощупал ее и мрачно констатировал:
— Крепкая.
Он натянул на себя еще одну простыню.
Отвлечься от мыслей о все усиливающемся холоде было трудно. Рой и Джимми реквизировали все имевшиеся на корабле простыни и одеяла, предварительно надев по три-четыре рубашки и столько же пар брюк.
Они старались по возможности не вылезать из постелей, а если уж приходилось, жались к топливной форсунке. Но и от этого сомнительного удовольствия вскоре пришлось отказаться: Джимми заметил, что горючее необходимо экономить, так как иначе не на чем будет растопить воду и отогреть замерзшую еду.
Оба были несдержанны и готовы из-за пустяков ссориться, но сейчас, попав в беду, они перестали бросаться друг на друга. А на десятый день, объединенные ненавистью к общему врагу, они неожиданно стали друзьями.
Температура дошла до нуля по Фаренгейту и обнаруживала явную тенденцию к дальнейшему понижению. Джимми жался в углу, с удивлением вспоминая, как ворчал некогда по поводу августовской жары в Нью-Йорке. Рой окоченевшими пальцами подсчитывал на бумаге, сколько еще осталось терпеть эту муку. С отвращением поглядев на итог — 6354 минуты, он сообщил эту цифру Джимми. Последний огрызнулся:
— Мне кажется, я и 54 минуты не выдержу, а об остальных 6300 говорить нечего. — И раздраженно прибавил: — Хоть бы ты что-нибудь придумал.
— Не будь мы в такой близости от Солнца, можно было бы с помощью хвостовых ракет ускорить ход.
— Да, а если бы мы сели на Солнце, нам было бы совсем тепло. Много от твоих предложений толку!
— Ну, ты ведь называешь себя «Тэрнер-голова». Вот ты и придумай. А то, послушать тебя, так это я во всем виноват…
— Ты и виноват, осел в человеческом облике! Здравый смысл с самого начала удерживал меня от этого дурацкого путешествия. Я сразу отказался от предложения Мак-Катчена. И был прав. И что же? — с горечью сказал он. — Нашелся такой дурак, как ты, который согласился на то, на что ни один нормальный человек не согласился бы. И мне пришлось разделить эту глупость с тобой. — Голос его достиг самых высоких нот. — Надо было предоставить тебе одному лететь и мерзнуть, а я сидел бы себе у камелька и злорадствовал. Знай я, чем это кончится, я так бы и поступил.
Лицо Роя выразило обиду и изумление.
— Да? Вот, значит, как было дело! Одно тебе скажу: в искусстве искажать факты ты способен побить любого. Ведь это именно ты был настолько глуп, что согласился лететь, а я — всего лишь жертва обстоятельства.
Джимми посмотрел на него с величайшим презрением.
— Холод отшиб у тебя последние остатки мозгов.
— Слушай, — накаляясь, ответил Рой. — 10 октября Мак-Катчен по видеофону сообщил мне, что ты дал согласие и посмеялся надо мной как над трусом. Будешь отрицать?
— Естественно, буду. 10 октября мне от Кислятины стало известно, что ты летишь и заключил пари… — Джимми вдруг растерянно умолк. — Слушай… Мак-Катчен действительно сказал тебе, что я согласился?
Потрясенный внезапной догадкой, Рой на миг перестал даже ощущать холод.
— Клянусь! Потому-то и я полетел.
— Но он сказал мне, что ты летишь, и это вынудило меня согласиться. — Джимми вдруг почувствовал себя последним дураком.
Оба надолго погрузились в молчание. Когда Рой снова заговорил, голос его дрожал от избытка переполнявших его чувств:
— Джимми, мы стали жертвами подлого, низкого обмана. — Он задыхался от ярости. — Это прямо-таки разбой среди бела дня…
Джимми, внешне более хладнокровный, был, однако, зол не меньше.
— Ты прав, Рой. Мак-Катчен подло обманул нас. Он дошел до предела человеческой низости. Но ему это так не сойдет. Когда мы переживем эти 6300 с чем-то минут, мы сведем с мистером Мак-Катченом счеты.
— Что мы с ним сделаем? — глаза Роя хищно блеснули.
— В данный момент я охотно разорвал бы его в клочья.
— Недостаточно мучительно. Может, лучше сварить его в кипящем масле?
— Неплохо, но отнимет слишком много времени. Давай лучше отдубасим его по доброму старому методу.
Рой потер руки.
— У нас еще будет время поразмыслить над этим. Вот мерзкий, подлый, грязный… — дальше пошло непечатное.
В следующие четыре дня температура продолжала падать. На четырнадцатый, последний, день ртуть в термометре замерзла.
В этот последний, ужасный день они разожгли форсунку, истратив весь свой скудный запас горючего. Полузамерзшие, они жадно стремились впитать в себя каждую каплю тепла.
За несколько дней до того Джимми разыскал где-то пару теплых наушников, и теперь они ежечасно переходили из рук в руки. Погребенные под горкой одеял Рой и Джимми беспрестанно растирали свои руки и ноги. Разговор, почти исключительно сосредоточенный на особе Мак-Катчена, становился с каждой минутой все злее.
— Вечно цитирует этот трижды проклятый девиз Межпланетной почты: «Помешать нашим космическим полетам…» — Джимми задохнулся от бессильной ярости.
— Да, — подхватил Рой. — А сам вместо того, чтобы делать мужскую работу, протирает стулья в конторе, будь он неладен!
— Ладно, через два часа мы выйдем из дефлекторной зоны. Затем еще три недели — и мы на Венере. — Джимми чихнул.
— Скорей бы! — простуженным голосом откликнулся Рой. — Ни за что больше не суну нос в космос, только последний раз — чтобы добраться домой, на Землю. А затем поселюсь где-нибудь в Центральной Америке и займусь разведением бананов. Там хоть тепло.
— Нас могут не выпустить с Венеры после расправы, которую мы учиним над Мак-Катченом.
— Ты прав. Но это не беда. На Венере еще теплее, чем в Центральной Америке, а мне ничего больше не нужно.
— Нам вообще ничто не грозит. — Джимми снова чихнул. — По венерианским законам самое большое наказание за убийство — пожизненное заключение. Нормальная, теплая, сухая камера на весь остаток жизни. Что еще нужно человеку?
Секундная стрелка хронометра делала круг за кругом: время шло. Рой держал наготове руки, выжидая мгновения, когда можно будет наконец сбросить хвостовые ракеты и позволить «Гелиосу» вырваться из этой кошмарной дефлекторной зоны.
И вот она, команда, взволнованно выкрикнутая Тэрнером:
— Пошел! Пуск!
Грохотнули ракеты. «Гелиос» пронизала дрожь. Отброшенные назад, втиснутые в свои кресла Джимми и Рой почувствовали себя счастливыми. Теперь до встречи с Солнцем, с его живительным сиянием, с благословенной жарой оставались минуты.
Это произошло даже быстрее, чем они ожидали: яркая вспышка света, а затем короткий треск, щелчок — и обращенные к Солнцу иллюминаторы закрылись.
— Гляди! — воскликнул Рой. — Звезды! Конец всем мучениям! Ну, старина, будем подниматься опять, — восторженно сообщил он термометру и поплотнее завернулся в одеяла, так как на корабле еще царил холод.

* * *


Фрэнк Мак-Катчен сидел у себя в венерианском отделении Межпланетного почтового ведомства вместе с седовласым Зебулоном Смитом, изобретателем дефлекторного поля. Говорил один Смит:
— Но право же, мистер Мак-Катчен, мне очень важно знать, как вело себя мое поле. Они ведь уже, конечно, информировали вас обо всем по радио.
Мак-Катчен в глубокой задумчивости раскурил одну из своих знаменитых сигар.
— То-то и оно, что нет, дорогой мой мистер Смит, — сказал он. — Как только они достаточно удалились от Солнца, чтобы радиосвязь с ними стала возможна, я начал запрашивать их о действии поля. Они попросту не отвечают. Единственное, что они сообщили, — выбрались из него живьем. А больше ничего!
Зебулон Смит разочарованно вздохнул.
— Не странно ли? Нет ли здесь некоторого, я бы сказал, нарушения субординации? Я полагал, им приказано подробно отразить в отчетах все, касающееся нового маршрута.
— Так и есть. Но эти двое — мои лучшие пилоты, асы из асов. И оба они с характерами. Ничего не поделаешь. К тому же я обманом вовлек их в эту затею, весьма, как вы знаете, рискованную. И теперь я склонен проявить снисходительность.
— Ну что ж, придется мне, видно, подождать.
— О, недолго, — заверил Мак-Катчен. — Они прилетают сегодня, и я обещаю передать вам всю информацию, как только они мне ее доставят. В сущности, то, что они благополучно провели две недели в двадцати миллионах миль от Солнца, само по себе доказывает успех вашего изобретения. Вы должны быть довольны.
Едва Смит ушел, как секретарша Мак-Катчена встревоженно доложила:
— С пилотами «Гелиоса» что-то неладно, мистер Мак-Катчен. Майор Вэйд только что передал из Паллас-сити, где они сели, что они отказались присутствовать на организованном в их честь торжестве и потребовали немедленно дать им ракету для полета сюда, ничего при этом майору не объяснив. А когда он попытался задержать их, они сделались весьма агрессивны.
Мак-Катчен лишь мельком взглянул на составленную секретаршей докладную.
— Гм! Они чертовски несдержанны. Ладно, как только явятся — пошлите их ко мне. Я вышибу из них дурь!
Часа через три двое непокорных пилотов сами напомнили ему о себе. Он услышал доносившиеся из приемной низкие сердитые голоса, затем возмущенные протесты секретарши — и тут же дверь распахнулась: в кабинет ворвались Джимм Тэрнер и Рой Снид. Последний решительно закрыл дверь и прислонился к ней спиной.
— Не пускай никого, пока я не кончу, — сказал ему Джимми.
— Будь спокоен, сюда никто не войдет, — мрачно пообещал Рой. — Но не
забудь оставить что-нибудь и для меня.
Мак-Катчен не подавал голоса, пока не увидел, как Тэрнер засучивает рукава. Тут он решил, что пора кончать комедию.
— Привет, ребята, — произнес он с совершенно не свойственной ему сердечностью. — Рад снова видеть вас. Садитесь.
Джимми проигнорировал предложение.
— Не хотите ли сказать еще что-нибудь, прежде чем я приступлю к делу? — Он резко скрипнул зубами.
— Ну, раз на то пошло, я хотел бы спросить, что это все значит. Может быть, дефлектор оказался слаб и вам пришлось в дороге попотеть?
Рой громко засопел, а Джимми окинул Мак-Катчена холодным взглядом и спросил:
— Прежде всего, что это вам вздумалось так подло морочить нас?
Брови Мак-Катчена удивленно поползли кверху.
— Вы имеете в виду мою маленькую ложь? Господи, какие пустяки! Обычный деловой прием. Я ежедневно делаю куда худшие вещи, и люди считают это нормой. Да и что вы на этом потеряли?
— Расскажи ему о нашем «увеселительном рейсе», Джимми, — потребовал Рой.
— Именно это я и собираюсь сделать. — И Джимми, придав своему лицу страдальческое выражение, повернулся к Мак-Катчену. — Сначала мы мучились из-за адской жары — она дошла до 150 градусов, но тут мы не в претензии: мы знали, чего ждать на полпути между Меркурием и Солнцем. Непредвиденное ожидало нас в зоне действия этого вашего поля. Теплоотдача происходила не по градусу в сутки, как нам говорили в летном училище. — Он дал себе передышку, чтобы вставить несколько только что пришедших ему в голову бранных слов, после чего продолжал: — За три дня температура снизилась на 50 градусов, за неделю дошла до точки замерзания, а следующую неделю — долгих семь дней — мы погибали от холода. В последний день ртуть в термометре замерзла!
У него от гнева сорвался голос. Рой в приступе жалости к самому себе чуть не всхлипнул. Мак-Катчен оставался невозмутим.
— Мороз все крепчал, — снова заговорил Джимми, — а у нас не было ни отопления, ни даже теплой одежды. Нам приходилось растапливать воду и пищу. Мы совершенно закоченели, мы не в силах были пошевельнуться. Это был, говорю я вам, сущий ад, только в перевернутом виде. — Он замолчал: ему не хватало слов.
Теперь начал высказываться Рой:
— В двадцати миллионах миль от Солнца я отморозил уши. Повторяю: отморозил! — Он угрожающе потряс кулаком под носом у Мак-Катчена. — А все из-за вас. Вы нас в это втравили! Замерзая, мы поклялись, что вы свое получите, и мы сдержим клятву! Давай, Джимми, начинай! Мы и так потеряли достаточно времени.
— Погодите, ребята, — заговорил наконец Мак-Катчен. — Я хочу понять. Значит, поле так здорово действует? Оно не только не пропускает радиации извне, но и поглощает имеющееся тепло?
Джимми только утвердительно что-то промычал.
— И из-за этого вы целую неделю мерзли?
Мычание повторилось.
И тут произошло нечто в высшей степени странное, прямо-таки невероятное: Мак-Катчен, «Старая Кислятина», человек, «лишенный мускулов смеха», улыбнулся. Да, он показал в улыбке зубы! Больше того, он улыбался все шире и шире, а затем у него вырвался скрипучий смешок. Хотя вначале дело с непривычки шло туго, но понемногу смешки стали звучать все громче, пока не перешли наконец в полноценный смех, а тот — уже в рев. Мак-Катчен один раз в жизни вознаграждал себя за свою вечную кислую угрюмость.
Тряслись стены, дребезжали оконные стекла, а гомерический хохот все не утихал. Рой и Джимми стояли, разинув рты. Изумленный бухгалтер в отчаянном приступе храбрости сунулся в кабинет — да так и застыл. Другие сотрудники столпились за дверью и благоговейным шепотом обсуждали небывалое событие. Мак-Катчен смеялся!
Генеральный директор долго не мог успокоиться. Но наконец хохот его, завершившись финальным пароксизмом мелких смешков, умолк, и багровое от непривычного напряжения лицо обратилось к асам Межпланетной почты, чей гнев давно уже сменился изумлением.
— Ребята, — Мак-Катчен все еще ухмылялся, словно заводная игрушка, — это лучшая в моей жизни шутка. Вы получите по два оклада каждый. — После смеха у него началась икота.
Асов его щедрость не тронула. Джимми сердито спросил:
— Что вас так рассмешило? Лично я не вижу причин для смеха.
— Послушайте, ребята, перед моим вылетом на Венеру я дал каждому из вас несколько листков с отпечатанными инструкциями. Что вы с ними сделали?
Возникло короткое замешательство.
— Не знаю, — буркнул Рой. — Я свои куда-то сунул.
— А я в свои не заглянул, просто забыл о них. — Джимми почувствовал себя неловко.
— Видите! — торжествовал Мак-Катчен. — Вы пострадали из-за собственной глупости.
— Как это? — удивился Джимми. — Майор Вэйд сообщил нам все необходимое о корабле. К тому же от вас мы едва ли можем узнать что-нибудь новое в этой области.
— Вы уверены? Вэйд, совершенно очевидно, забыл одну мелочь, содержавшуюся в моих инструкциях. Интенсивность дефлекторного поля регулируется. Перед вашим стартом установили максимальную интенсивность, вот и все. — Его снова стал разбирать смех. — Возьми вы на себя труд прочитать эти листки, вы знали бы, что простой поворот рычажка, — он жестом изобразил это, — может ослабить действие поля до желаемого уровня и пропустить столько радиации, сколько вам нужно. — Смешки стали громче. — Целую неделю вы мерзли, потому что у вас не хватило ума повернуть рычаг. И после этого вы, пилоты-асы, являетесь ко мне с претензиями. Ну и смех! — Когда он справился с новым приступом хохота, асов в кабинете уже не было.
Внизу, на аллее, мальчик лет десяти с величайшим интересом и удивлением наблюдал, как двое взрослых людей, забыв, что они взрослые, наскакивают друг на друга, не соблюдая никаких правил, а просто колошматя и лягаясь.


Айзек Азимов
среда, 14 ноября 2018 г.
Драма ginger beer 21:02:22

in my blood

Обожаю его грустные и пьяные посиделки после неудачного свидания.

­­
13.11.18 Энтрери . ADF 13:59:31

burning up

Не мог уснуть. Читал всю ночь. Начало - первые главы три - были интересными, но всё очень быстро скатилось в примитивность. Некоторые ситуации откровенно раздражали и были неприятны. 150 страниц какой-то хрени.
Заставил себя полежать с закрытыми глазами, подремал и почти не чувствовал сна, когда через полтора часа сработал будильник.

Подробнее…Пока собирался, поймал себя на мысли: уже и плевать, что я хуже Ильяса. Мне в целом даже как-то стало плевать. Это принесло облегчение. Я подумал: я такой, какой есть; и если хуже - пускай. Мои друзья любят меня именно за то, какой я есть.
Мне всё равно, что мы с ним не общаемся. Когда-то общались - здорово. Сейчас нет - тоже хорошо. Пусть я и долгое время (полгода) привыкал к этому.

В электричке какой-то парень с медицинского всё время воодушевлённо шмыгал носом. Чуть не врезал ему.

Переходя на Восстания, подумал о Вадиме. Что тот едет с Пушкинской.
На Выборгской он подошёл ко мне, ударив в плечо. Оказывается, ехали в одном вагоне.
Предложил вместо второй пары пойти поесть. Поколебался, но согласился - не завтракал же.

Поболтал с Катей Т. на перерыве лекции. Узнал, что зря в пятницу всё же не поехал; но что сделано, то сделано. Не жалею.
Высказал Леше свое мнение о его поведении по поводу лаб. Он сначала отпирался. Потом сник. Я не хочу давить на кого-либо, но злить меня не надо.

Весь день шёл дождь. Предполагался снег, но погода была слишком тёплой. От промокшей полностью одежды это тепло совсем не ощущалось. Месили грязь и говорили об играх.
Отдал ему его подарок. Он был искренне рад и благодарен. Я успокоился, что не прогадал - побаивался, что всё же промахнусь.
Вадим всё время слал фотки и голосовые своей девушке. Я вспомнил свой прошлый срыв, когда наехал на него по этому поводу. Сейчас же слабое недовольство оставалось, но в целом был абсолютно спокоен. Отчасти потому, что давно не общался.

По дороге к универу сильно захотел кофе. С деньгами туго; но я наплевал и пошёл к кофейне.
Сергей меня сразу узнал, просветлел и тепло поприветствовал. Я поинтересовался, на кого учится. Реклама и что-то с этим связанное; заочка, само собой. "На что ЕГЭ хватило". Я не сдержал усмешки: ему вполне подходит, хотя, признаюсь, предполагал что-то более техническое. Но главное, ему в целом нравится и даже интересно (большей частью, потому что заочка; по его словам, на очке кошмар творится).
Вадим не мог не пошутить: "Ого, ты быстро. Он тебя вне очереди пропустил?".
И кофе всё же он делает отменно.

Спокойно болтали с Настей и Вадимом у аудитории. Удивительное дело: я с Настей никогда особенно близко не общался, но в её обществе чувствую себя очень спокойно и свободно, куда легче, чем, к примеру, с Надей.
Когда пришли нанотехнологи, я заметил Сашу, накинувшего капюшон и отвернувшегося. Я не стал его трогать - в последний раз он признался, его напрягает мой интерес к его положению. Хотя стало смешно: я так могу пугать людей, что они уходят в другой конец коридора?
А вот зачем Ильяс со своими новыми друзьями остановился прямо рядом со мной, я не понял. Мы втроём находились довольно далеко от дверей аудитории, чтобы возле нас толпились. Мёдом там, что ли, намазано.
Стало отвратительно шумно, Настя полезла продолжать свои заигрывания с Ильясом. Я ушёл.

Лектор опоздал. Я стебал Вадима по поводу сообщения его девушки, где та написала "покетики". Настя чуть не плакала от смеха.
Надя призналась, что начала обо мне волноваться. И снова позвала пить. Не знаю зачем, я позвал Настю. Она согласилась. Договорились ориентировочно на выходные.
- Вадим?
- М?
- "Волновые покетики".
- Видишь средний палец?! А второй?! Смотри внимательнее!

Меня самого удивило, но мне даже было приятно. Наверное, от атмосферы смеха и подъёбов, нежели от факов, что он мне прямо в лицо совал.
Настя попросила скинуть лекции по теорверу. "Но я же присылал тебе. - Да, но это были конспекты Циммерман. А я привыкла к твоему почерку и твоим записям. В чьих-то ещё разбираться уже как-то не то".
Я видел, что Ильяс пытался найти где-нибудь место разговора, чтобы вклиниться в него; признаюсь честно, я не давал ему этой возможности. Тогда он ушёл, а я смог поприветствовать Л.
Аня, видимо, уже на отчисление - слишком много пропустила лаб.
Настя попросила сделать ей рисунок. И сказала, тот, что я подарил ей на 1 курсе (по её просьбе), до сих пор у неё висит.

Когда шли ко второму корпусу, занял неудачную позицию: слева Настя с зонтом, время от времени попадающим мне по голове (благо я в капюшоне), справа шатающийся Вадим, заезжающий мне локтем в ребра. Напомнил самому себе Чимина с его "носи свою обувь правильно!", потому что вроде и смеюсь, и бомблю одновременно.

­­


На лекции меня разморило, а на квантах у Барсукова я откровенно спал с открытыми глазами и едва вникал в происходящее. Он несколько раз подходил ко мне в своей манере, что-то поясняя, и мне было немного стыдно за свой остекленевший взгляд и медленно поднимающиеся веки. Как обычно, к концу проснулся.
Группа (вернее, та её часть, что пришла на пару) с укором указала мне: "ну ты же староста, ты должен следить за этим" (когда выяснилось, что я не выслал им материалы по расчётке). Я не стал ругаться, напоминая им, насколько они нихера не делают.
На доп решил не оставаться, понимая, что опять буду спать. Выходя с кафедры, видел собравшихся нанотехнологов. Ильяс снова пытался мне что-то сказать, но я проигнорировал его, попрощавшись с преподом.

Кас не успевал на 19:10, поэтому я решил его подождать, чтобы вместе поехать на 19:38. Он был рад меня видеть, хотя сразу же сказал, что я выгляжу убитым.
Как ни смешно, но обсуждать было как-то нечего.
Когда он пытался застегнуть рюкзак, в который было напихано несметная гора всего (с шавой сверху), и, когда победа была так близка, на застегнутом участке разошлась молния, в моей голове самопроизвольно заиграла Not Today.
На Ижорском заводе появились два свободных места - крайних, через спинку. Поржали, но сели, продолжая говорить через сидение. В Колпино уже сели рядом, а справа от меня оказался тот парень из моей школы, у которого восточная - какая-то корейская - внешность. Мне показалось, меня он тоже узнал: всё же, мы живём неподалёку друг от друга, судя по тому, как часто я его вижу.
Кас пересказывал их лекцию по философии, о капитализме и его психологии, о замене всего на товар, на неумение людей разграничивать работу и досуг. Какой-то мужик по соседству откровенно грел уши, с интересом смотря на нас.
Я: А, да, читал, что это плохо. Люди переносят работу в дом, поэтому не могут больше отдыхать дома по-настоящему.
Кас, с укором на меня смотря: Ну молодец, ты сам себе всё проспойлерил. И о чём мне теперь тебе рассказывать?


Пришедшая вчера в голову мысль не отпускает. Я снова не знаю, какой туда вписать сюжет, но сама идея меня завораживает. И быть может - я всё же начну её воплощать. Скорее всего, до конца не доведу - ну и что? Равно как и от того, что мне некому это будет показать. Мне хочется даже больше для себя. Звучит (и выглядит в голове) красиво.
Только стоит вспомнить о важной составляющей: в моём творчестве должна быть цель.

­­


Категории: День, Учеба
Слишком страшное оружие Багиpa в сообществе Вечность 10:35:30

За смертью­ далеко ходить не надо.

Карл Франтор находил пейзаж удручающе-мрачным.
Низко нависшие облака сеяли нескончаемый моросящий дождь;
невысокая, словно резиновая, растительность монотонного красновато-коричнев­ого цвета простиралась во все стороны.
Тут и там вспархивали птицы-прыгуны и с заунывными криками проносились над головой.
Повернувшись, Карл посмотрел на крошечный купол Афродополиса, крупнейшего города Венеры.
– Господи, - пробормотал он, - даже под куполом лучше, чем в этом чудовищном мире снаружи.
Подробнее…Он поплотнее запахнулся в прорезиненную ткань накидки.
– До чего же я буду рад вернуться на Землю! Он перевел взгляд на хрупкую фигурку Антила, венерианина:
– Когда мы доберемся до развалин, Антил? Ответа не последовало, и тут Карл заметил, что по зеленым, морщинистым щекам венерианина текут слезы. Странный блеск появился в крупных, похожих на лемурьи, кротких, непередаваемо прекрасных глазах. Голос землянина смягчился:
– Прости, Антил, я не хотел ничего дурного сказать о твоей родине.
Антил повернул к нему зеленое лицо:
– Это не из-за твоих слов, мой друг. Разумеется, ты найдешь немного достойного восхищения в чужом мире. Но я люблю Венеру и плачу потому, что опьянен её красотой.
Слова произносились плавно, но с неизбежными искажениями: голосовые связки венериан не были приспособлены для резких земных языков.
– Я понимаю, тебе это представляется непостижимым, - продолжал Антил, - но мне Венера видится раем, землей обетованной... я не могу подобрать для своих чувств должных слов на вашем языке.
– И находятся же такие, кто заявляет, что лишь земляне способны любить! - В словах Карла ощущалась сильная и искренняя симпатия.
Венерианин печально покачал головой:
– Но многие способны также чувствовать, что ваш народ отвернулся от нас.
Карл поспешил сменить тему разговора:
– Скажи, Антил, разве пейзажи Венеры не представляются тебе однообразными? Ты был на Земле, ты способен меня понять. Как может эта коричнево-серая бесконечность сравниться с живыми, теплыми красками Земли?
– Для меня она несравненно прекраснее. Ты забываешь, что мое цветовое восприятие очень сильно отличается от твоего.
Как я могу объяснить тебе всю прелесть, все богатство красок, которые составляют этот пейзаж?
Он замолчал, углубившись в созерцание красот, о которых говорил, хотя для землянина мертвенная меланхолическая серость окружающего оставалась неизменной.
– Когда-нибудь, - в голосе Антила звучали пророческие интонации, Венера вновь будет принадлежать только венерианам. Нами больше не будут править выходцы с Земли, и слава предков вернется к нам.
Карл рассмеялся:
– Хватит тебе, Антил. Ты заговорил, точно головорез из Зеленых банд, которые причиняют столько хлопот правительству. Я-то думал, ты не признаешь насилия.
– Я и не признаю, Карл. - Глаза Антила стали печальными, пожалуй, даже испуганными. - Но силы экстремистов растут, и я опасаюсь наихудшего. И... и если вспыхнет открытый бунт против землян, я должен буду к нему присоединиться.
– Но ты же не согласен с ними.
– Да, конечно. - Антил передернул плечами - жест, который он перенял от землян. - Насилием мы ничего не добьемся. Вас пять миллиардов, нас едва наберется сотня миллионов. В вашем распоряжении ресурсы и оружие, а у нас ничего нет. Было бы бессмысленным риском выступить против такой силы. И даже если мы победим, то получим в наследство лишь ненависть такой силы, что мир между нашими двумя планетами станет невозможным навсегда.
– Тогда зачем тебе к ним присоединяться?
– Потому что я - венерианин. Карл опять разразился смехом:
– Похоже, патриотизм на Венере столь же иррационален, как и на Земле. Ну ладно, поспешим-ка к развалинам вашего древнего города. Теперь уже недалеко?
– Да, - ответил Антил, - теперь до них чуть больше вашей земной мили. Но помни, ты ничего не должен нарушать там. Руины Аш-таз-зора для нас священны, как единственный уцелевший след тех времен, когда мы тоже были великой расой, не то что теперешние дегенераты.
Дальше они шли в молчании, шлепая по мягкому грунту, уклоняясь от корчащихся ветвей змеедрев, обходя стороной изредка попадающиеся скачущие лозы.
Антил первым возобновил разговор:
– Несчастная Венера. - В его спокойном, грустном голосе таилась печаль. - Пятьдесят лет назад появились земляне, предложили нам мир и благоденствие - и мы поверили. Мы показали им изумрудные копи и табак джуджу - и их глаза заблестели от вожделения. Их прибывало все больше и больше, и все больше становилось их высокомерие. И теперь...
– Все это достаточно скверно, Антил, - согласился Карл, - но ты слишком уж болезненно это воспринимаешь.
– Слишком болезненно! Разве мы получили право голоса? Есть у нас хоть один представитель в Конгрессе провинций Венеры? Разве не существует законов, запрещающих венерианам пользоваться теми же стратокарами, что и землянам, питаться в тех же ресторанах, останавливаться в тех же отелях? Разве не все колледжи закрыты для нас? Разве лучшие и плодороднейшие участки почвы не присвоены землянами? Разве сохранились вообще хоть какие-то права, которые защищали бы нас на нашей собственной планете?
– Все, что ты сказал, - чистейшая правда, как это ни прискорбно. Но в свое время на Земле практиковалось такое же обращение с представителями некоторых так называемых низших рас, а потом это неравенство начало понемногу сглаживаться, пока не установился принцип полного равноправия, существующий в наше время. К тому же не забывай, что весь цвет интеллигенции Земли на вашей стороне. Я, к примеру, хоть раз проявлял малейшее предубеждение против венёриан?
– Нет, Карл, ты сам знаешь, что нет. Но сколько их, интеллигентных людей? На Земле прошли долгие и мучительные тысячелетия, полные войн и страданий, прежде чем установилось равноправие. Что, если Венера откажется ждать так долго?
Карл нахмурился:
– Ты, конечно, прав, но ждать придется. Что вам ещё остается?
– Не знаю... не знаю...
Антил смолк. Неожиданно Карлу захотелось повернуть назад, под спасительный купол Афродополиса. Сводящая с ума монотонность пейзажа и недавние сетования Антила только усилили его депрессию. Он уже совсем было собрался отказаться от этой затеи, как вдруг венерианин поднял перепончатую руку, указывая на холм впереди.
– Там вход, - сказал он. - За бесчисленные тысячелетия Аш-таз-зор скрылся под землей. Только венериане знают его местонахождение. Ты - первый землянин, которому суждено в нем побывать.
– Я сохраню вашу тайну, как и обещал.
– Тогда идем.
Антил раздвинул пышную растительность, открыв узкий проход между двумя валунами, и поманил Карла за собой. Им пришлось почти ползти по узкому сырому коридору. Антил достал из сумки атомитную лампу, её жемчужно-белый свет озарил каменные стены.
– Этот проход был обнаружен нашими предками триста лет назад, объяснил венерианин. - С тех пор город считается святыней. И все-таки потом мы о нем позабыли. Я был первым, кто посетил его после длительного перерыва. Не исключено, что это ещё один показатель нашей деградации.
Ярдов пятьсот они двигались строго по прямой, пока коридор не вывел их под просторный купол. Карл задохнулся при виде открывшегося перед ним зрелища. Остатки зданий, архитектурные чудеса, не имеющие аналогов на Земле, пожалуй, со времен Афин Перикла. Но все было обращено в руины, так что о былом великолепии города оставалось только догадываться.
Антил провел землянина наискось через открытое пространство, и они углубились в новый проход, змеей извивавшийся в скале. То тут, то там в стороны убегали ветви боковых коридоров, несколько раз Карл замечал обломки каких-то конструкций. С какой радостью он взялся бы за исследования, но боялся отстать от Антила.
Они вновь выбрались на открытое место, на сей раз перед огромным, широким зданием, сложенным из гладкого зеленого камня. Его правое крыло было полностью разрушено, но все остальное, похоже, пострадало мало.
Глаза венерианина сияли, его худенькая фигурка горделиво распрямилась.
– Это примерно то же, что земные музеи науки и искусства. Ты сможешь увидеть здесь величайшие достижения древней культуры.
С трудом сдерживая волнение, Карл огляделся - первый землянин, смотревший на достижения этой древнейшей цивилизации. Он обнаружил, что за центральной колоннадой находится ряд глубоких ниш. Потолок представлял собой одно гигантское полотно, тускло мерцавшее в свете атомитной лампы.
Заблудившись в чудесах, землянин бродил по залам. Впечатление невероятной чуждости производили окружавшие его скульптуры и полотна, но неземное происхождение лишь удваивало их красоту.
Карл понимал, что упускает что-то жизненно важное в венерианском искусстве просто из-за отсутствия общей почвы между земной культурой и этой, но он мог оценить техническое совершенство произведений. Особенно он восхищался цветовым богатством живописи, гамма цветов которой лежала далеко за пределами когда-либо встречавшегося на Земле. Картины пошли трещинами, поблекли, местами облупились, но гармоничность и естественность изображений были просто великолепны.
– Сколько бы ещё сделал Микеланджело, - сказал Карл, - обладай он присущим венерианскому глазу невероятным восприятием цвета!
Антил от удовольствия выпятил грудь.
– У каждой расы свои особенности. Я часто хотел, чтобы мои уши могли улавливать слабейшие тона и оттенки звука так же, как, говорят, это свойственно землянам. Тогда, возможно, я сумел бы понять, что же такого прекрасного таится в вашей музыке. А так она представляется мне невыносимо монотонной.
Они двинулись дальше, и с каждой минутой мнение Карла о венерианской культуре все возрастало. Им попадались длинные и узкие ленты тонкого металла, сложенные вместе, покрытые линиями и овалами венерианской письменности - их были тысячи и тысячи. И на них, думал Карл, могли быть запечатлены такие секреты, за которые земные ученые отдали бы половину жизни.
Наконец, когда Антил указал на крошечный, дюймов шесть в высоту, предмет и сообщил, что, согласно надписи, это одна из моделей ядерного конвертора, на несколько порядков превышающего по эффективности серийные земные модели, Карл взорвался:
– Почему бы вам не раскрыть эти секреты Земле? Да стоит там только узнать о ваших достижениях, и венериане займут значительно более высокое положение, чем сейчас.
– Да, они смогут использовать наше древнее знание, - с горечью возразил Антил, - но это не значит, что они откажутся от привычки презирать Венеру и её народ. Надеюсь, ты не позабыл о своем обещании сохранить все в тайне.
– Нет, я буду держать язык за зубами, но, думаю, ты совершаешь ошибку.
– Я так не думаю. - Антил свернул к проходу в зал, но Карл задержал его.
– А разве в эту маленькую, комнатушку мы не заглянем? - спросил он.
Антил повернулся, в его глазах читалось удивление.
– Комнатушку? О какой комнатушке ты говоришь? Тут нет никаких комнат.
Брови Карла поползли вверх, и он молча указал на тоненькую трещину, пересекающую заднюю стену.
Венерианин Пробормотал что-то, с трудом дыша от волнения, опустился на колени и ощупал шов чуткими пальцами.
– Помоги мне, Карл. Думаю, эту дверь уже давно не открывали. К тому же на ней нет никаких надписей. Я нигде не встречал упоминаний о том, что она вообще должна здесь находиться. А я знаю развалины Аш-таз-зора, пожалуй, лучше всех.
Они вместе навалились на секцию стены, которая со скрипом отошла немного назад, а потом отодвинулась так резко, что они свалились в крохотное, почти пустое помещение. Вскочив на ноги, они огляделись.
Карл указал на рваные, неровные ржавые полоски на полу и стене там, где она соприкасалась с дверью.
– Похоже, твои предки запечатали эту комнату просто и эффективно. Лишь многовековая ржавчина разъела запоры. Думаешь, они спрятали здесь что-нибудь серьезное?
– Тут не было никакой двери, когда я приходил сюда в последний раз. Но все-таки... - Антил поднял атомолампу повыше и быстро оглядел помещение. Похоже, здесь ничего и не было.
Он был прав. Сбоку от удлиненного ящика неопределенной формы, стоявшего на шести коротеньких ножках, пространство было заполнено прямо-таки невероятным количеством пыли - и праха, и все помещение походило на давным-давно замурованную усыпальницу.
Карл попытался сдвинуть ящик. Это ему не удалось, но крышка под нажимом пальцев шевельнулась.
– Крышка сдвигается, Антил. Смотри!
Он отставил тонкую пластину в сторону. В ящике лежали квадратная плитка из какого-то стекловидного материала и пять шестидюймовой длины цилиндров, напоминавших поршневые авторучки.
Увидев, содержимое, Антил взвизгнул от восторга - за все время их знакомства Карл видел его таким впервые - и, забормотав что-то по-венериански, поднес к глазам стеклянную пластину. Карл, удивление которого росло, придвинулся поближе. Пластинку покрывали разноцветные крапинки, но вряд ли они послужили причиной для такой невероятной радости.
– Слушай, что это такое?
– Это документ на нашем древнем церемониальном языке. До сих пор нам попадались лишь его разрозненные фрагменты. Это величайшая находка.
– Слушай, что это такое?
– Это документ на нашем древнем церемониальном языке. До сих пор нам попадались лишь его разрозненные фрагменты. Это величайшая находка.
– Ты можешь расшифровать текст? - Карл поглядел на пластинку со значительно большим уважением.
– Думаю, смогу. Это мертвый язык, а я знаю чуточку больше дилетанта. Видишь ли, это цветовой язык. Каждое слово составлено из комбинации двух, реже трех цветовых точек. Цвета имеют миллионы оттенков, так что землянину, даже имеющему ключ к языку, пришлось бы воспользоваться спектроскопом, чтобы прочитать текст.
– Ты что, можешь справиться с этим прямо сейчас?
– Мне так кажется, Карл. Атомитная лампа довольно точно воспроизводит дневной свет, так что с этой стороны не должно быть затруднений. Но как бы то ни было, потребуется определенное время, так что, пожалуй, тебе лучше пойти прогуляться. Опасности заблудиться здесь нет, если, конечно, ты не надумаешь покинуть пределы здания.
Карл ушел, прихватив с собой вторую атомолампу, а Антил склонился над древним манускриптом, медленно и мучительно расшифровывая его.
Минуло два часа. Землянин вернулся и увидел на лице своего друга выражение ужаса, чего раньше никогда не случалось. Цветное "сообщение" лежало позабытым у его ног. Громкие шаги землянина не произвели на Антила никакого впечатления. Оцепенев, он застыл в непонятном испуге.
Карл рванулся к нему:
– Антил, Антил, тебе плохо?
Голова венерианина медленно повернулась, словно ей приходилось двигаться в густой жидкости; глаза невидяще уставились на человека. Карл вцепился в худые плечи Антила и немилосердно затряс его.
Антил постепенно приходил в себя. Высвободившись из рук Карла, он поднялся, вынул из тайника пять цилиндрических предметов и опустил их в сумку. Потом с непонятным отвращением отправил туда же плитку, которую расшифровывал.
Покончив с этим, он положил крышку ящика на место и, махнув Карлу, вышел из комнаты.
– Нам пора. Мы и так задержались здесь слишком долго. - В голосе его слышались странные, напряженные нотки, от которых землянину стало не по себе.
Они в молчании проделали весь обратный путь, пока наконец не оказались на дождливой поверхности Венеры. Близились сумерки. Карл почувствовал растущий голод. Им следовало поторопиться, если они хотели достичь Афродополиса до ночи. Карл поднял воротник плаща, поглубже надвинул прорезиненную шляпу и тронулся в путь.
Тянулись миля за милей, и город-купол на фоне серого горизонта становился все крупнее. Землянин жевал отсыревшие сандвичи с ветчиной, истово мечтая поскорее очутиться в сухом уюте Афродополиса. Но хуже всего было то, что обычно дружелюбный венерианин продолжал хранить каменное молчание, удостаивая своего спутника только быстрым взглядом.
Карл воспринимал это философски. Он относился к венерианам с гораздо большим уважением, чем подавляющее большинство землян, но даже он испытывал легкое презрение к чрезмерно эмоциональному характеру соплеменников Антила. Это непроницаемое молчание было выражением чувств, которые Карл проявил бы, разве что тяжело вздохнув или нахмурив брови. Все это Карл понимал и настроение Антила его почти не задевало.
И все же выражение отчаянного страха в глазах Антила вызывало некоторое недоумение. Он перевел написанное на той квадратной пластине и испугался. Что за тайну могли вложить в это сообщение высокообразованные прародители венериан?
В конце концов Карл заставил себя спросить, однако голос его звучал неуверенно.
– Что ты вычитал в той пластине, Антил? Думаю, это может быть интересно и мне, учитывая, какое впечатление она на тебя произвела.
В ответ Антил сделал жест, веля поторопиться, и скользнул в сгущавшуюся тьму почти с удвоенной скоростью. Карл ощутил недоумение и даже обиду. И за все время оставшегося пути уже больше не пытался заговаривать с венерианином.
Однако, когда они добрались до Афродополиса, Антил нарушил молчание. Его морщинистое лицо, осунувшееся и напряженное, обратилось к Карлу с тем выражением, какое бывает после принятия мучительно выстраданного решения.
– Карл, - сказал он, - мы были друзьями, поэтому я хочу дать тебе несколько дружеских советов. На следующей неделе ты отправишься на Землю. Я знаю, твой отец - достаточно влиятельное лицо среди советников президента планеты. Да и ты скорее всего станешь в недалеком будущем крупной фигурой. Если так случится, умоляю тебя, направь все силы на то, чтобы Земля пересмотрела свое отношение к Венере. Я, в свою очередь, будучи наследственным вождем самого большого на Венере племени, приложу все усилия, чтобы предотвратить любые попытки насилия.
Землянин нахмурился:
– Похоже, за всем этим что-то кроется. Но я здесь ни при чем. Ты хочешь ещё что-то сказать?
– Только это. Или же наши отношения улучшатся... или же